Сыголумо. Часть 2.

Сейчас навечно замуруют здесь, чтобы военную тайну не выдали, и, поминай, как звали. – Остальные, наверно подумали о том же, вид  у всех был какой-то обреченный.

 Течением нас отнесло очень далеко. В этой части острова мы никогда еще  не были. Высокий песчаный берег резко обрывался над самой водой. Мы с трудом вылезли на берег, так как песок скользил и осыпался под ногами.

Ароматная таволга была усыпана цветами
А вверху.. Ах, как здесь было красиво. Ближе к берегу росли заросли за ним кусты смородины и крушины усыпанные разноцветными ягодами. А дальше простирался луг, на самом краю которого стояли два больших черемуховых дерева. Трава на лугу была скошена, то тут, то там стояли стога стена. Какой-то райский уголок. Я бы хотела, чтобы здесь стоял мой роскошный дворец в окружении сада со стриженой травкой и клумбами со цветами. Особенно много было бы белых и красных роз. Круглый год здесь бы царило лето. Не возмущайтесь, я знаю, что это нереально, но это же мои мечты. Женщины здесь ходили бы в платьях с кринолинами и роскошными прическами начала 18 века.
— Полина, вернула меня к действительности мама, — может, ты все-таки поможешь нам?
Все, кроме тети Маши суетились у так называемого костра, пытаясь его разжечь. Тетя Маша, раскинув сеть между двумя соснами, лежала в ней, сушась на солнышке. Пока мы разжигали костер, из гамака начал доноситься мощный храп. Мама у костра тоже была лишней. Она охала и ахала по причине того, что многое забыла взять с собой и вскоре нашла себе занятие по душе, увидев какие-то очень полезные травки. Самым бывалым туристом оказался Тошка, так как он часто ходил с папой на рыбалку, поэтому костер скоро затрещал и заполыхал ярким пламенем. Васька, открыв рот в ожидании рыбки, сидел с удочкой на берегу.
Поездка на остров
Прибежала мама с травками и принялась за варку супа, пакетики она предусмотрительно захватила с собой. Делать было нечего,  и мы с Беатрисской решили подразнить Василия, что нам доставляло огромное удовольствие. У Васьки белые кудрявые волосы и голубые глаза. Мы с сестрой  его немного недолюбливали, за то, что он много врал и обижал маленьких. В школе наш сосед не блистал успеваемостью. Конечно, он не был тупым, и если бы он не прогуливал математику, не опаздывал на биологию и не спал бы на всех остальных уроках, то возможно бы стал круглым отличником. Когда-то Васька был моим одноклассником, но отсидев два года в шестом и оставшись в седьмом, он дождался Беа. Сейчас она приставала к Ваське, допытываясь, в кого же он все-таки влюблен.
Райская природа острова
— Васенька, ну миленький, расскажи, кто тебе в нашем классе нравится. Честное слово я никому не скажу. Ты у нас такой пончик толстенький, маменькин сыночек бесподобный, – щебетала она перед ним. Васька, за ее оскорбления с удовольствием бы отвесил ей пару оплеух. Но неподалеку ходила мама, продолжая собирать свои волшебные травки. Беатриисса  у нас красивая девочка: она обожает платья с рюшечками и оборочками и поэтому иногда похожа на райскую птичку. Ну, вот такое сравнение. 
— Ну, я же видела, как ты вчера эту Алесю катал. Ну и смелая девочка, как можно сесть на мотик к такому неуклюжему толстяку.- Голубые безмятежные глаза Василия сузились, на щеках вспыхнул румянец. Беатрисска не успокаивалась. Она уже изображала из себя цыганку.
— Давай дорогой погадаю, всю правду расскажу, что было и что не было, чего не будет, а что возможно будет. 
Васька сидел перед ней на корточках, сжимая кулаки. Нелюбовь у нас с ним была ответная. 
— Жди большой беды, дорогой хомячок. 
Васька почесал затылок, зевнул и угрожающе произнес:
— Если ты сейчас же не заткнешься, то я, знаешь, что я с тобой сделаю?
 – Ой, мамочка, меня Васька ударил, ой как мне больно, наверно он сломал мне руку или ногу, — заверещала Беатрисска, показывая Василию язык. В это время он, сидевший на самом краю обрыва, стал скатываться вниз. 
– Нет, сегодня точно, кто-то должен утонуть, — заявила я и помогла Ваське выбраться. 
 – Ой, Васечка, как ты меня напугал,  – снова закружилась перед ним Беа.
— Хватит пререкаться, — не выдержав, я  раскричалась на них, — костер уже потухает. И где Тошка с Тоськой? Кажется, они ушли за дровами? Вася, быстро шуруй за ними! 
Почему то Васька меня слушался.
— Отправила бы лучше свою Крысу, — проворчал он, но покорно пошел на поиски пропавших. Через несколько минут или даже секунд, мы услышали Васькин, крик, доносившийся из-под земли.
— Караул! Спасите! Помогите! Вытащите меня отсюда, — истошно кричал он..
Мы бросились ему на помощь. Мама первая оказалась около Васьки. Мы увидели ее на коленях склонившуюся к земле.
 – Васенька, быстро вылезай оттуда, что здесь еще заподземелье, чья-то нора?
 Васька, испуганно тараща глаза в темноте, прошептал: «Вы знаете, здесь тоннель, мне очень страшно».
–  Подземелье?  Настоящее? – я не раздумывая прыгнула к Ваське, следом за мной там оказалась Беа, откуда-то взявшиеся Тошка и Тоськаь, конечно же не могла отстать от нас и мама, чертыхаясь за ней лезла тетя Маша, с трудом протиснувшись в узкую дыру.
 – Дети, здесь прошла вся моя жизнь, никаких подземелий на этом острове быть не может. Это практически невозможно, поэтому, начиная с Василия, мы все поднимаемся наверх, едем в поселок и – тут последовало длительное  молчание…  – и никому об этом не рассказываем. 
Нам стало немного страшно
Мы в недоумении смотрели по сторонам, ощупывали металлические стены туннеля. 
 – Раньше у нас в поселке постоянно были слышны взрывы. Говорили, что далеко в лесу, где-то под землей, находится военный аэродром. Но не на этом острове. Дети, ни шагу вперед!  – чуть ли не кричала в отчаянии мама, понимая, что нас уже невозможно остановить.
 –  У меня уже такая апатия напала на эту пещеру, Васька, Тоська назад! – скомандовала тетя Маша. 
Было немного страшно, тревожно, но интерес двигал нас вперед, даже Ваську уже никто не мог остановить. Он постанывал от страха, но двигался вперед. 
 – Уносим отсюда ноги, как можно быстрее, – истошным голосом закричала тетя Маша, –  военные, вон Ольга сказала, а если здесь радиация.
 – О, боже! – со слезами в глазах простонала мама. – Мы слишком опрометчиво поступаем, мы же рискуем жизнью детей.
Мы и сами уже были напуганы, но Тоська вдруг побежал вперед, его бросился догонять Тошка. И все поняли, что назад пути нет. Вдруг впереди мы увидели железную дверь. – Ну, точно, военные, пронеслось у меня в голове. – Сейчас навечно замуруют здесь, чтобы военную тайну не выдали, и, поминай, как звали. – Остальные, наверно подумали о том же, вид  у всех был какой-то обреченный. Вдруг Тошка дернул за веревочку и дверь открылась. Начало здесь